«Думала – если подушка, которую я сшила, кому-то облегчит состояние, я буду счастлива»

    0
    280

    Бобруйчанке Светлане Безман 38 лет. Она ведёт кружок в отделении дневного пребывания инвалидов и сопровождаемого проживания Территориального центра социального обслуживания населения Первомайского района г.Бобруйска. В ByCovid19 пришла, поскольку очень любит шить, а ещё потому, что в последнее время живёт «нараспашку, с желанием больше отдавать, чем брать».

    «Если кто-то из родных столкнётся с болезнью, я буду знать, что в больнице всё есть»

    По образованию я – психолог, работала в социально-педагогическом центре. Оттуда на пять лет ушла в декретный отпуск (у меня двое детей – 3 и 5 лет). И тут у меня словно открылся творческий канал – я стала шить. Не с нуля, конечно. Моя первая специальность – закройщик-портной. Но после учёбы в колледже я особо не шила, а в декрете вдруг так потянуло – я словно в «запое» находилась: шила, шила бесконечно, с ребёнком на руках. Так я поняла, что не хочу возвращаться к работе психологом, стала искать для себя что-то, где я могла бы заниматься творчеством.

    Думала об открытии своего дела. Так познакомилась с хозяйкой тайм-клуба «1387» Натальей Халанской. Ходила к ней на бизнес-интенсивы, мечтала о предпринимательстве. Летом даже начала отшивать свою коллекцию льняных платьев. Но потом я посчитала все расходы, и поняла, что пока предпринимательство не потяну. Поэтому я отложила эту идею.

    Когда нас накрыло пандемией, Наталья добавила меня в группу волонтёров ByCovid19. Там я увидела, что нужны люди, которые могут шить, и с радостью откликнулась. Правда, я совсем не чувствую себя в полной мере волонтёром. Мне кажется, что волонтёры – это люди, которые постоянно в этом процессе. А я просто недолго поучаствовала, и всё.

    Я читала эту группу, сообщения о том, что нужно, какие есть запросы. Была большая потребность в халатах и комбинезонах. Я предложила шить самим. Мне дали ткань, сказали, попробуй сделать халат – если подойдёт, будем дальше шить. Я кроила и шила, хоть дома это делать было совсем непросто – дети всё время рвались «помочь». Я стала уставать от этого, и думать, чем бы ещё я могла быть полезной. Так пришла идея шить подушки для прон-позиции. Это было намного легче, чем комбинезоны. В том числе и морально, потому что я понимала, что комбинезоны одноразовые сразу выбрасывают, а подушки используют много раз. Мне было тяжело принять, что плод моего труда выбросят. Шитьё подушек мне приносило удовольствие – я думала о том, что если это спасёт, или даже облегчит хоть чьё-то состояние, то я буду счастлива. Успокаивала мысль, что если кому-то из родных, знакомых придётся столкнуться с болезнью, то я уже точно знаю, что в больнице есть всё необходимое.

    «Радостно видеть, что мир в основном хороший»

    ByCovid19 стал моим первым опытом в волонтёрстве. Наверное, моему участию в этой кампании поспособствовало и моё внутреннее состояние. Где-то полтора года назад из-за одного серьёзного события в моей жизни во мне открылось что-то совершенно новое — мне хочется отдать всё, что у меня есть внутри. Я живу и радуюсь каждому дню. Я стала понимать ценность волонтёрства, его смысл. Раньше я была другой. Сейчас я готова больше отдавать, чем принимать. Я радуюсь, если я могу быть где-то кому-то полезной, найти себе применение, помочь. Я живу нараспашку.

    Я готова и дальше участвовать в волонтёрских проектах, но понимаю, что не в любых, а только если это ляжет мне на душу. Как в ByCovid – я ждала свою роль. Я не буду ничего выжимать из себя искусственно, но если я буду чувствовать, что это моё – я буду этому полностью себя отдавать.

    Важным открытием во время волонтёрства в ByCovid19 стало понимание, сколько людей, сердец откликнулись на необходимость помочь медикам. Я не думала, что волонтёров будет так много. Очень радостно видеть, что мир – в основном хороший.

    «Творить я могу только в свободе»

    С сентября 2020 года я работаю ТЦСОНе Первомайского района г.Бобруйска, веду кружок для людей с инвалидностью. Мы с ними шьём, делаем поделки. Это идеальное место для меня. В первый раз в жизни у меня работа, где я балдею, куда я иду с радостью. На выходных я жду, когда уже выйду на работу. До этого у меня не было такого в жизни. Просто я здесь делаю то, что мне нравится, мне никто не перекрывает кислород, не диктуют, что шить. У меня полная свобода действий. А творить я могу только в свободе.

    Когда я думала о том, что после декретного отпуска мне придётся вернуться в СПЦ, я ощущала почти физическую боль в теле, даже просто при мысли о дресс-коде, деловых костюмах. А я хочу одеваться свободно, так, как мне нравится. Здесь у меня есть эта свобода. Кроме того, я читала, что каждые семь лет человек должен что-то менять в своей жизни, развиваться, изучать что-то новое.

    Работать с людьми с инвалидностью мне не сложно. Я довольно быстро втянулась, привыкла к своим подопечным. Мне легко с ними находить общий язык. Возможно, потому что у меня есть дети, а они тоже, как дети, и я знаю, как к ним найти подход. Кто-то, когда их видит, удивляются, отводят глаза. А я вижу, что они обычные люди, добрые и наивные, как дети.

    Мне очень нравится коллектив, в котором я работаю. Когда я сюда пришла, я поняла, что в этой сфере – социальной помощи – работают люди с большими сердцами. Здесь не сможет работать другой человек, с камнем вместо сердца, у него просто не получится.

    Я вижу большую поддержку со стороны жителей Бобруйска. Нам со всего города несут обрезки ткани, остатки синтепона, одежду для инвалидов. Нам всегда всего хватает тут. Поэтому я могу сказать, что уже не в первый раз убеждаюсь – бобруйчане готовы волонтёрить, помогать абсолютно бескорыстно.

    Фото: Алла Сказова