«Не хочу быть поколением «до»: донашивать, доживать. Хочу носить и жить»

    0
    181

    Людмила Дудузова – бобруйчанка в третьем поколении. Выйдя на пенсию, решила разбивать стереотипы о пенсионерах, удел которых – сплетничать на лавочке у подъезда. Женщина занялась творчеством, вспомнила про любимое хобби – шитьё, стала активной участницей городской культурной жизни, в том числе и волонтёрских инициатив. Как это – быть активной пенсионеркой в Беларуси – рассказ Людмилы.

    «Тяжелее всего было тем, кто сидел на заявках – они видели этот огромный поток просьб от медиков»

    — Про ByCovid я узнала от своих детей. Моя дочка тоже участвовала, была на тот момент в Москве, искала там необходимые вещи для закрытия заказов. Она мне сказала, что тяжелее всего было тем, кто сидел на заявках – они видели, сколько всего нужно врачам, весь этот огромный поток просьб, и это пугало. Это было непросто психологически. Многие плакали, когда понимали, что не могут помочь всем.

    Я тоже стала искать пути, как я могу подключиться. Поскольку по возрасту я находилась в группе риска, а со своими сопутствующими заболеваниями даже повышенного риска, я понимала, что не могу выходить из дома, контактировать с людьми. Тем более, я знаю, что такое, когда от тебя отключают ИВЛ, а ты не можешь дышать. Меня подключали к этому аппарату во время операции, а после, когда отключали, я не могла задышать сама. Поэтому я теперь очень боюсь ИВЛ.

    Но я всё равно чувствовала, что мне надо что-то делать. И я стала шить маски. Сделала их сразу штук 40. Потом я узнала, что в больнице не принимают такие и раздала их знакомым и родным. Позже со мной связалась координатор волонтёров, сказала, что нужно сделать выкройку. Так я стала кроить и шить хлопчатобумажные комплекты, мы их называли пижамками.

    Вроде, я немного сделала, но мне стало спокойнее, что я всё-таки поучаствовала, не осталась в стороне.

     

    «2020 год показал нам, какие мы классные»

    — За время участия в ByCovid19 я поняла, какая у нас замечательная молодёжь, потому что в большинстве своём волонтёры были молодыми людьми. Как мы сумели объединиться, преодолевать вместе эту проблему. Что удивляло и вдохновляло – мы можем, мы вот такие классные, и, кажется, до этих пор мы сами этого не знали. 2020 год показал нам, какие мы прекрасные, и как мы умеем быть вместе.

    Я боюсь заразиться коронавирусом. С прошлого марта постоянно хожу в маске. При этом порой неприятно удивляет отношение людей к пандемии, к безопасности если не своей, то окружающих. Иногда попросишь человека в очереди отодвинуться чуть-чуть, так в ответ такое услышишь… Люди не понимают, что они могут болеть бессимптомно, а при этом заразить кого-то. Хотелось бы более ответственного отношения.

    «Мне нравится атмосфера волонтёрства – это причастие к добру»

    — Наверное, мой первый серьёзный опыт участия в волонтёрстве – это акция «Снеговички для Андрюши», когда онкобольной мальчик шил снеговичков, чтобы заработать себе на лечение, и это подхватили по всей Беларуси, в том числе в Бобруйске. Это было несколько лет назад. Хозяйка тайм-клуба «1387» Наталья Халанская обратилась ко мне с просьбой организовать весь процесс у нас. Я помню, что закупила ткань, а потом полночи делала заготовки.

    Мне было радостно участвовать в этой кампании. Мне нравится сама атмосфера волонтёрства – это причастие к добру.

    Были и другие волонтёрские акции в моей жизни. Например, я помогала облагородить и подготовить к Маршу памяти мемориал на месте расстрела узников Бобруйского гетто в деревне Каменка. Мы высаживали там цветы, красили забор. Там я тоже чувствовала вот это – мы делаем вместе хорошее дело, и от этого на душе становилось светло.

    А в молодости были субботники. Но они были не такие, как в последнее время, когда приходишь на работу в субботу, твою зарплату за этот день куда-то перечисляют, и ты даже не знаешь, куда эти твои деньги ушли. Когда-то мы собирались на своих рабочих местах и делали большую уборку. Я работала электромехаником по обслуживанию средств связи на телефонной станции. Помню, что от субботников у меня было радостное ощущение совместного труда – поработали, пообщались, потом собрались вместе чая попили. Такой субботник, на мой взгляд, имеет смысл, в отличие от того, во что они сегодня превратились.

     

    «Мне всего 62»

    — Шитьё – это моё хобби. Раньше я шила по необходимости, когда нельзя было ничего купить. Сейчас, когда дети выросли, я на пенсии, я шью в кайф для себя. И это совсем другие ощущения, чем когда ты шьёшь, потому что надо. Я шью всё – от пижамы до пальто.

    Когда-то я шила костюмы для клипов Ларисы Грибалёвой, для других известных людей, российских групп. Мой сын работает в фирме, которая занимается съёмкой клипов, и я ему помогала.

    Ещё я сама мебель дома реставрировала, перекрашивала, декупаж делала.

    Когда в Бобруйске открылась «Академия 50+» — курсы для людей зрелого возраста, я стала их слушательницей. Но сейчас мало хожу из-за пандемии. Вообще раньше постоянно посещала многие мероприятия в тайм-клубе. Наверное, у меня ещё осталось юношеское желание учиться чему-то новому. Я разбиваю стереотип о том, что удел пенсионеров – сплетничать на лавочке. Я не хочу быть «поколением до». Знаете, как часто говорят – зачем мне новые туфли, я в этих дохожу? Зачем мне новое платье – я это доношу? Дохожу, доношу, доживу. Я так не хочу – ни дохаживать, ни донашивать, ни доживать. Хочу ходить, носить, жить. Когда я слышу, как кто-то говорит – мне уже 50, я ему отвечаю: а мне всего 62.

     

    Фото: Алла Сказова