«Я вернулась домой, и больше никуда не хочу уезжать». Бобруйчанка, прожившая более 10 лет за границей, о волонтёрстве и родном городе

    0
    215

    Наталья Козловская уехала из Бобруйска в 18 лет, и вернулась три года назад – в 30. Девушка словно по-новой открыла для себя город, где родилась, и заново в него влюбилась, Бобруйск для неё – «как Лас-Вегас – столько в нём всего интересного». Наталья – постоянная участница всевозможных инициатив, пабквизов, клубов по интересам. О возвращении домой и волонтёрстве в ByCovid – её рассказ.

    Я ждала, когда же будут новые заказы, и мы снова соберёмся

    — Для меня всё началось весной. Я посещала клуб разговорного английского. В конце одной из встреч подошла хозяйка тайм-клуба «1387» Наталья Халанская и сказала, что в связи со всё более ухудшающейся эпидемиологической ситуацией они собирают волонтёров, чтобы шить маски, халаты. Мне показалось это нужным и интересным, и я, не раздумывая присоединилась.

    Мы начали со сбора защитных экранов для медиков. Помню, как нам в тайм-клубе всё прекрасно организовали для этого – во время работы мы сидели каждый за своим столиком, на улице, на расстоянии.

    Сначала было тяжело – понадобилось время, чтобы понять, как сгибать этот пластик, под каким углом и куда там все эти детали засовывать. Постепенно всё получилось, кроме того, мы раззнакомились, начали общаться, и стало весело собираться вместе. Работа спорилась. Время пролетало быстро, потому что было интересно.

    Следующим этапом был раскрой халатов и комбинезонов из спанбонда. Мне так это всё понравилось, что когда заказов не было, я даже расстраивалась, и ждала, когда же мы снова соберёмся. Самое интересное, что я до этого не умела кроить. Но быстро научилась.

    Мы старались сохранить хорошее настроение, несмотря на общий тревожный фон

    — Почему я этим занималась? Конечно, было интересно. Кроме этого, хотелось помочь людям. Чаще всего, когда нас что-то не касается, мы отходим в сторону. Хотелось поступать по-другому. Все наши волонтёры очень ответственно подходили к задаче – ни разу не было такого, чтобы был заказ, и никто не пришёл. Мы поддерживали хорошее настроение в нашей группе, старались сохранить его, несмотря на общий непростой фон ситуации.

    Как пандемия поменяла мою жизнь? Я два с половиной месяца провела дома на карантине. Но мне очень повезло, что я живу в частном секторе, поэтому я постоянно была на свежем воздухе, а общалась в онлайне. Вживую общалась с мамой, с которой живу вместе. У нас кот, собака. Поэтому не могу сказать, что я чувствовала себя слишком изолированной. Я отдыхала. Смотрела любимые сериалы.

    Волонтёрить хорошо и приятно, когда ты в команде единомышленников. Я бы с радостью присоединилась и к другим инициативам. Мне всегда хотелось помогать бездомным животным — мне их более жалко, чем людей. Потому что человек понимает, что с ним происходит, и может как-то постараться решить проблему, а животное – нет. Оно полностью зависит от человека.

    С волонтёрством я сталкивалась во время учёбы, потом был длительный перерыв до ByCovid19. Я училась 141-м машиностроительном училище на коммерческого агента, агента по снабжению и сбыту товаров. Мы с девочками из нашей группы ходили к пожилым людям убирать квартиры. И нам это нравилось. Меня вдохновляло, что эти люди ждали нас, угощали, с таким радушием принимали.

    Чтобы у нас ещё больше развивалось волонтёрство, нужно, чтобы была искра, и кто-то, кто бы её зажёг. Чтобы был кто-то, кто будет направлять людей. Я вижу, что людей останавливает, когда они никого не знают, а сами стесняются идти предлагать свою помощь. Я тоже себя чувствую подобным образом – хочу помогать бездомным животным, но не знаю, куда идти и какая помощь нужна. Когда есть координатор, что-то делать проще.

    Годами взбираешься на вершину своих желаний, а потом понимаешь: мне это не надо, я хочу спуститься

    — Мне сейчас 33 года. В 18 я уехала из Беларуси. Ещё до отъезда, здесь, в Бобруйске, я танцевала в «Шина-най». Потом появилась возможность поработать в танцевальных коллективах за границей, и я уехала.

    9 лет прожила в Швейцарии. Так исполнилась детская мечта – с самых малых лет я знала, что мне нужно в Швейцарию. Там я познакомилась с парнем – итальянцем, вышла за него замуж. Он много раз бывал в Беларуси, был влюблён в нашу страну, и мечтал жениться на белоруске. Так наши мечты совпали. В отличие от характеров – через какое-то время мы разошлись.

    Три года назад я вернулась в родной Бобруйск. И с тех пор у меня не хватает времени, чтобы охватить всё, что в этом городе есть, поучаствовать во всём интересном. Я не понимаю людей, которые говорят, что в Бобруйске скучно. Скучно мне было в маленьком туристическом городке в Швейцарии – там практически единственным развлечением были прогулки. А здесь для меня будто Лас-Вегас — и различные инициативы, в том числе волонтёрские, и встречи с интересными людьми, пабквизы, которые я обожаю. У меня здесь жизнь бурлит.

    Когда я только вернулась в Беларусь, я думала переехать в Минск, но из-за некоторых обстоятельств осталась в Бобруйске. И теперь мне здесь очень нравится, и я не хочу никуда уезжать. У меня здесь появилось много знакомств с интересными людьми, с которым нас много что объединяет.

    Абсолютно нормально, когда в юности ты хочешь уехать, поменять свою жизнь. В моём случае это выглядело, будто я взбиралась на гору своих желаний, мечтаний, наконец добралась до вершины, пика – и подумала: а что с этим делать теперь? Оно мне не надо, я хочу назад спуститься.

    Я вернулась домой, мне здесь всё нравится, я счастлива и больше не хочу никуда уезжать.

    Фото: Алла Сказова