“Для нас это естественно – откликаться там, где кто-то нуждается”

    0
    148

    Семья Василия и Алёны Арсентьевых известна в Бобруйске. У них своя школа восточного танца “Лана”, где Василий – директор, а Алёна – тренер. Супруги вместе более 20 лет, Василию – 50 лет, Алёне – 44. У Арсентьевых трое детей – дочь Анастасия уже взрослая, имеет свою семью, и два мальчика – 12-летний Никита и 8-летний Фёдор.

    “Не всё измеряется деньгами”

    Арсентьевы включились в волонтёрское движение ByCovid19 с самого начала. Как всё начиналось, рассказывает Василий:

    — Той весной, в апреле 2020 года, я узнал от знакомого, что в Минске ребята начали печатать защитные экраны для медиков. У меня есть 3d-принтер, печать на нём – моё хобби. Я подумал, что могу совместить своё увлечение с помощью людям, так присоединился к инициативе. Со мной связался координатор из Могилёва, и мы начали работать: он давал заявки на экраны, я приобретал пластик, сначала сам пытался печатать дома держатели для экранов, респираторы, нарезать щитки. Я быстро понял, что на моём принтере всё это делается очень медленно. Раздал знакомым около 20 экранов и 10 респираторов, которые сделал. Печатью и нарезкой занялись друзья, у которых были станки, где всё это можно было делать гораздо быстрее и эффективнее. В Кировске парень нарезал экраны, у нас полиграфическое агентство «Имидж» этим занялось.

    Мы объединились с Натальей Халанской, руководительницей тайм-клуба «1387». Она предоставила свои помещения для сборки экранов. Так обязанности распределились, механизм волонтёрской помощи заработал быстро и чётко. Мы с Алёной занялись развозкой: ездили в Минск, там забирали пластик, отвозили его в Кировск, Бобруйск. Всё это нарезалось, собиралось, и мы развозили по больницам – по Бобруйску, в Глуск, Осиповичи.

    Почему мы присоединились? В тот момент врачам нужна была помощь. У нас была возможность помочь, тем более, что наша школа танцев, хоть и не закрылась полностью, но занятий стало намного меньше, а времени свободного – больше. Поэтому мы с Алёной не раздумывая включились в кампанию. Не всё измеряется деньгами, в конце концов. Когда медики узнавали, что у меня ХОБЛ и астма, а я при этом развожу СИЗы, они говорили мне – вам ведь нельзя! Я на это отвечал – если сейчас заболеют все медики, кто будет лечить меня?

     

    «Я не могу поступить иначе – я буду волонтёрить»

    Для Алёны, по её словам, вопрос – помогать или нет – не стоял вообще. Быть там, где кому-то нужна помощь – привычка и образ жизни для бобруйчанки. ByCovid19 – не первый волонтёрский опыт женщины:

    — Наиболее интенсивно нам пришлось поработать в апреле – было много заказов, потребности в СИЗах. К маю-июню всё стало постепенно успокаиваться. Летом оставалась ещё потребность и комбинезонах, халатах.

    Я не прекращала занятий в нашей школе, продолжала заниматься даже с одним-двумя учениками. Я не могла закрыться и перестать платить аренду – так я могла бы потерять свой зал. Ощутимой помощи в этом отношении мы в период пандемии не ощутили.

    Я очень хотела помочь медикам, потому что мне по жизни везло на врачей, в своё время они вытащили моего ребёнка буквально с того света. У меня к медикам очень трепетное и уважительное отношение. Поэтому, когда я поняла, что теперь помощь нужна им, я не колебалась. Да, опасения были. Больше за мужа, поэтому в больницы ходила я. Знаю, что посещение больниц вызывало наибольший страх у волонтёров. Многие были готовы помочь – что-то сшить, собрать, купить, но развозить это всё опасались. У нас с Васей были ресурсы – автомобиль, время, страхам мы решили не поддаваться.

    Своим ученицам в школе я сказала прямо: девчонки, я не могу поступить иначе, я буду волонтёрить, развозить заказы по больницам, я могу заразиться сама и заразить вас. Я пойму, если вы не будете ходить на занятия. Все меня поддержали, никто не ушёл.

    Ковид не обошёл стороной семью Арсентьевых – в конце 2020 года все заболели одновременно. Василий лечился в больнице, Алёна и дети – дома. Василий говорит, что врачи узнавали его, помнили, что они с супругой когда-то привозили им СИЗы.

    «В нашем поколении это взращивали – готовность прийти на взаимовыручку»

    Алёна с Василием участвовали в волонтёрских проектах и до ByCovid19. Эту семью можно встретить на многих благотворительных мероприятиях Бобруйска.

    — Мы помогали проводить фестиваль для детей с особенностями развития «Капельки добра в море здоровья», я и мои девочки проводили мастер-классы по танцам, — рассказывает Алёна, вспоминая свой волонтёрский опыт. – Организовывала благотворительные концерты, чтобы собрать средства на лечение маленькой бобруйчанки с онкологическим заболеванием. Вася всегда помогал мне. Нашим детям мы не говорим, что надо помогать, а показываем своей жизнью, своим примером, что такое человечность. Например, мы спасаем птиц – сколько их у нас уже было – то стриж, то ворона, то чайка. Когда дети приносили птиц, мы не выгоняли их, не заставляли нести обратно, выбрасывать. Раз уж принесли живое существо, и ему нужна помощь – мы сделаем всё, чтобы помочь. Сейчас у нас дома живут четыре кота – все они спасённые с улицы.

    В семье Арсентьевых на протяжении четырёх лет жил приёмный ребёнок.

    — Я с детства мечтала, что помогу ребёнку из детского дома, — говорит Алёна. – Мы стали опекунской семьёй, не усыновляли Олега. Но мы не думали о деньгах, даже не знали, что нам полагается пособие, и были удивлены, когда нам позвонили из отдела образования, и спросили, когда мы придём за деньгами. Мы дали Олегу всё, что могли, но мы понимали, что не усыновим его. Когда нашлась хорошая семья, которая захотела его усыновить, мы не препятствовали, хоть и жаль было расставаться. Но мы понимали, что та семья сможет дать мальчику гораздо больше, они намного обеспеченнее.

    Ещё одно направление волонтёрской деятельности, которым раньше активно занималась Алёна – это консультирование по грудному вскармливанию. Женщинам, которым такая помощь очень нужна, Алёна помогает и сейчас, но от активного консультирования отошла.

    — Я пришла в консультирование, когда в Беларуси это всё только стало развиваться – грудное вскармливание, естественное родительство, — рассказывает Алёна. – Меня подтолкнул мой опыт, когда после кесарева сечения я была готова сделать всё, чтобы кормить самой. Я втянулась в это, прошла дорогостоящее обучение, а потом стала консультировать на безвозмездной основе – в интернете, в женской консультации, куда меня пригласила моя гинеколог вести лекции, на дом к людям выезжала.

    — Почему люди становятся волонтёрами? – рассуждает Алёна. — Мне кажется, что это качество либо есть у людей, в крови, либо его нет. Может, это наше воспитание. Всё-таки, в нашем поколении это взращивали – готовность прийти на взаимовыручку, помочь. Я не знаю. Но в себе я сразу всегда чувствую, понимаю, что не могу оставаться в стороне. И хочу отметить, что меня окружают люди, готовые помогать, мы живём в этом, для нас это естественно – откликаться там, где кто-то нуждается.

    Фото: Алла Сказова